Болота раскрывают тайны

 



Книга о карельских болотах
Г.А. Елина, В.Ф. Юдина,
Т.А. Максимова, П.Н. Токарев
Петрозаводск, "Карелия", 1986г.

Болота — это особый мир, отдельный, живущий своей, особой жизнью, имеющий постоянных обитателей и временных гостей, свои голоса, свои шумы и, главное, свою тайну. Тайна, глубокая и значительная, витает в густом тумане, тайна самого творения, быть может. Потому что разве не в воде, стоячей и илистой, не в тяжелой сырости влажной земли, под жаркими лучами солнца зашевелился, затрепетал первый зародыш жизни?
Ги де Мопассан

 

О болотах Карелии

 

 

Осторожно — болото! Эти два слова раньше казались неотделимыми друг от друга. Болота отталкивали и влекли, как что-то таинственное и страшное. Часто болота отожествляли с бездонными «чарусами», которые заманивали путника своими неведомыми силами, захватывали его холодными и липкими клещами. Мрачную славу болотам создавали и другие таинственные явления: бегающие синие огоньки, туманы, одурманивающий запах. В романе «В лесах» П. И. Мельников-Печерский так пугающе описывал болота, что вряд ли у кого-либо после этого появилось желание познакомиться с ними поближе.

Конечно, болота бывают топкие и коварные, но в них много своеобразия, и польза от них уже сегодня очень велика. «В природе нет ничего бесполезного»,— сказал когда-то философ М. Монтень. И если сейчас, например, какие-то растения болот не приносят непосредственной пользы, то только потому, что достоинства их еще не открыты.
Академик АН УССР К. Сытник в своей статье «Похвальное слово древней науке ботанике» (Наука и жизнь, 1978, № 7) очень удачно и образно высказался в пользу болот: «Мы не так уж давно осознали роль болот в экологическом равновесии любого сложившегося района страны. Однако проблема отнюдь не сводится к сохранению той или иной болотистой местности. Болота, словно гигантская губка, впитывают атмосферную влагу, а вместе с ней пыль, копоть, окислы серы, азота, углерода, различные углеводороды, которые в столь большом количестве производит наша промышленность. Впитывают болота загрязненную влагу, выпускают чистую. Поглядите на карту мира — самые величавые реки вытекают из болот.
Теряя болота в результате далеко не всегда разумной нашей деятельности, мы навсегда ломаем их специфический микроклимат, микроклимат всего района, наконец, отнюдь не всегда с пользой меняем гидрологический режим местности. А для' ботаника все эти перемены означают потерю не только отдельных видов, но целых растительных сообществ — фитоценозов. Нашему поколению еще известна, например, такая ягода, как клюква, а следующие поколения могут никогда не попробовать ее».

В Карелии болота настолько разные, что объединяет их разве что обилие воды. А во всем другом — растительности, торфе, времени его образования — общего мало. Например, на некоторых болотах сосны и ели достигают высоты 18—20 м и их так же много, как и в лесу, а на других, в мочажинах (понижениях микрорельефа) встречаются лишь отдельные куртинки трав. Обо всем этом мы еще поговорим, когда вместе е читателем будем совершать мысленные путешествия в разные районы Карелии. Мы постараемся помочь читателю проникнуть в главные тайны болот и познакомим с работой болотоведов в экспедициях. Мы оценим все положительное, что могут дать болота, и отрицательное, с чем можно и нужно бороться.
Болота, как и другие экосистемы, требуют к себе внимания. Они так много могут дать человеку уже теперь, что наша задача — постараться сохранить все многообразие этих интереснейших природных систем, совмещающих в себе черты озер и суши. Но суша эта особая, представленная органическим веществом — торфом, в котором воды от 80 до 95%. Вода в болотах тоже особая: лишь небольшая ее часть свободна, а остальная намертво связана с коллоидными веществами торфа.

Сколько же в Карелии болот? Долгое время на этот вопрос отвечали приблизительно. И лишь совсем недавно, в конце 70-х годов, используя все современные данные, было подсчитано, что болота занимают 3,6 млн. га, а заболоченные леса —1,8 млн. га. Все вместе это составляет примерно 35% лесопокрытой территории республики. Но распределены болота очень неравномерно: в одних районах их совсем немного — до 10% (например, на севере Западно-Карельской возвышенности и на древнем горном кряже — Ветреном поясе), в других — они покрывают землю почти сплошным ковром, оставляя незаболоченными лишь узкие полосы вдоль рек (например, Прибеломорская низменность, Олонецкая равнина).
Торфяные болота — это не только своеобразная растительность и торф, но и огромное количество чистой воды. За 9000 лет их жизни, которая началась вскоре после отступления ледника, в болотах накопилось воды примерно столько же, сколько ее во всех малых озерах Карелии. А запасы торфа просто астрономические — 72 млрд. м3!
Торф — ценное сырье и для сельского хозяйства, и для производства многих химических веществ. Уникальным по своему химическому составу является сапропель — органический ил озерного происхождения, подстилающий большинство наших болот.
В растительном покрове много специфических растений, встречающихся только на болотах. Ежегодный доход мы получаем от лекарственных и ягодных растений, собираемых в больших объемах населением и заготовительными организациями. Клюква и морошка, например, служат предметом экспорта и дают доход в золотой валюте. Растения болот, поглощая энергию солнца, консервируют ее в торфе. Поэтому высказывание К.Тимирязева о растениях вообще в наибольшей степени можно отнести к растениям болот. «Растение — посредник между небом и землею. Оно — истинный Прометей, похитивший огонь с неба. Похищенный им луч солнца приводит в движение и чудовищный маховик гигантской паровой машины, и кисть художника, и перо поэта».

А водорегулирующая роль болот, их эстетическая и рекреационная значимость! Кроме того, болота — незаменимые архивы истории: нарастая из столетия в столетие, вот уже почти 10 000 лет, торф скрывает древние поселения человека, природные памятники, старые русла рек, ледниковые и доледниковые> озерные депрессии; в нем накапливаются озерные руды, богатые железом, которые добывал уже древний человек.
Используя определенные методы, по торфяным отложениям можно «прочесть» всю послеледниковую историю растительности — узнать, каким был климат, когда появился на Севере человек, как он жил и многое другое. Немало еще тайн скрыто под многометровыми слоями торфа, много загадок таят эти «кладовые» солнечной энергии. Но уже накоплены определенные знания, и мы постараемся рассказать о некоторых сторонах жизни болот, о пользе, которую они приносят человеку.

Эта небольшая книга подготовлена группой научных работников Института биологии Карельского филиала АН СССР. Они все — сотрудники одной лаборатории — болотоведения, хотя изучают разные стороны жизни болот: растительность, торф, лекарственные и ягодные растения, историю болот и лесов послеледникового периода. Введение, разделы 1, 2, 4 и 5 написаны доктором биологических наук Г. А. Елиной; раздел 3 — кандидатами биологических наук Т. А. Максимовой, В. Ф. Юдиной и П. Н. Токаревым.
Авторы выражают глубокую благодарность доктору географических наук профессору М. И. Нейштадту и доктору биологических наук профессору С. А. Дыренкову за ценные замечания, высказанные при прочтении рукописи.
Ждем от читателей предложений и замечаний, которые очень важны в подготовке других популярных изданий о болотах.

Далее ... Валдайский ледник отступил