Болота раскрывают тайны

 



Что же такое болото? Оно ни добро, ни зло. Как всегда в бесстрастной природе, его польза зависит от нас — меньше от силы, больше от благоразумия. Оно — часть нашего мира, элемент биосферы.
В. Варламов

 

МНОГОЛИКИЕ БОЛОТА

 

 

 

Лес тоже многолик: разительно непохожи таежные и тропические леса. Но и те и другие сложены деревьями.

А что общего у таких разных болот, как, например, лесные, внешне очень похожие на лес, или топяные — где воды больше, чем суши? Оказывается, их объединяет торф который является субстратом всех болот таежной зоны. Отмирающие растения на болотах разлагаются не полностью, сохраняются в торфе, а с ними накапливаются и минеральные вещества, которые приходили извне и использовались растениями для роста. Получается, что торф —это законсервированная солнечная энергия. «Кладовой солнца» назвал болота М. Пришвин: «Горячее солнце было матерью каждой травинки, каждого цветочка, каждого болотного кустика и ягодки. Всем им солнце отдавало свое тепло, и они, умирая, разлагаясь, в удобрении передавали его, как наследство, другим растениям, кустикам, ягодкам, цветкам и травинкам. Но в болотах вода не дает родителям-растениям передать все свое добро детям. Тысячи лет это добро под водой сохраняется, болото становится кладовой солнца, а потом кладовая солнца, как торф, достается человеку в наследство».

Живые растения болот приспособились к своеобразной среде обитания — жизни на торфе, в котором мало минеральных веществ и много воды. Торфяные болота, хотя и относятся к суше, но содержат 80—95% воды и только 5—20% сухого вещества. Образно их можно назвать выпуклыми или вогнутыми озерами.
Болота полны своеобразия, как ни один другой ландшафт. Очень велика их гипнотическая сила. Известный исследователь болот Н. Г. Шкляр прекрасно отразил особое отношение к болотам, которое испытывают люди, посвятившие жизнь их изучению: «Я кончил естественный факультет. Специальность моя мерещилась мне очень туманно. Но с каждым годом я все больше и больше привязывался к болоту. Странное дело — и невеселый ландшафт, и небезопасно, и постоянно мокрые ноги, а мне случалось проваливаться и по пояс и выше, а придешь домой — и невольно думается о завтрашнем дне: опять будешь шагать по новым местам, перепрыгивать с кочки на кочку, вести новые промеры, дышать полной грудью сырым, пахучим и всегда волнующим меня запахом.

Во времена студенчеству это было чем-то вроде влюбленности в болото. В те дни я вставал и ложился с мыслями о болоте, видел болото во сне, не уставал рассказывать о нем. На моем рабочем столе стояли букеты из болотных трав, и я дарил их знакомым. А в комнате у меня всегда пахло багульником. Я и сейчас люблю этот крепкий пряный запах. Да, что ни говори, а в стихии болота есть что-то притягивающее, засасывающее.
Один раз я совсем было пропал на болоте. Я был один и спасла штанга, удачно упавшая между двумя кочками. По ней я и выбрался на твердое место. Одежда сушилась над костром, а я сидел под сосной, в чем мать родила, поджаривал на вертеле только что убитого бекаса. И вот тут-то у костра, после этого случая, я твердо определил свою будущую профессию, ту самую, которой занимаюсь вот уже третий десяток».

Прежде чем начать рассказ о наших болотах, поговорим о том, кто же на болотах главный. Какие растения создают ту специфику, которая отличает болота от других ландшафтов.

Маленькие агрессоры