Болота раскрывают тайны

 

 

Защита болот

Слышу я
Природы голос,
Порывающийся крикнуть,
Как и с кем она боролась,
Чтоб из хаоса возникнуть.
Может быть, и не во имя
Обязательно нас с вами,
Но чтоб стали мы живыми.
Мыслящими существами.
И твердит природы голос:
«В вашей власти, в вашей власти,
Чтобы все не раскололось
На бессмысленные части!»
Л. Мартынов

 

БОЛОТА ИМЕЮТ ПРАВО НА ЖИЗНЬ

 

 

В Советском Союзе осуществляется гигантский план мелиорации земель, включающей и осушение болот. В результате во многих регионах нашей страны болота практически исчезли. О Карелии так пока не скажешь. Болот у нас еще много, но в некоторых районах все же создалась реальная угроза исчезновения отдельных типов болот, и что особенно тревожно — ягодников.
Цель мелиорации, как известно,— повышение производительной силы земли. Осушать болота действительно необходимо: стране нужны лес, новые площади для сельского хозяйства, удобрение для полей, топливо. В Карелии уже осушено более 600 ООО га, причем в основном в южной и средней ее частях. Из этой цифры болота составляют 400 000 га, около половины всего торфяно-болотного фонда этой территории. Практически осушены почти все доступные площади, расположенные вблизи населенных пунктов и дорог. Но освоена только лишь незначительная часть осушенных земель, на которых проведены соответствующие мероприятия и посадки леса. Естественное облесение открытых болот происходит очень медленно, причем в основном, только на низинных и переходных болотах. И если темпы мелиорации останутся прежними, то в ближайшее десятилетие в южной и средней Карелии, наиболее населенной части, естественных болот не останется.

Все дело в том, что «еще недавно мы привыкли смотреть на болота в лучшем случае как на пустопорожние, «бесполезные» пространства, которые необходимо осушить, выкорчевать, разработать. Правота такой точки зрения казалась столь очевидной, что человек с присущим ему пылом принялся за уничтожение болот и преобразование природы по своему усмотрению. Результаты не замедлили сказаться. Причем, совершенно не те, на которые человек рассчитывал. Вместе с болотами стали исчезать реки, леса, пересыхать поля. Там, где еще недавно зеленели луга, и сочные поймы, пронеслись первые черные бури, уносившие за мгновения всю ту плодородную почву, которая накапливалась тысячелетиями.
Постепенно пришла догадка, что болота—это огромные резервы воды, приготовленные природой на аварийный случай, резервации растительной жизни на случай засухи и пожаров, которые останавливаются у края болота, опаляют его только поверху. Как человек запасает на случай пожара огнетушители, бочки с водой и ящики с песком, так и предусмотрительная природа, создавшая жизнь, во множестве запасла болота, где не только человек, но все живое в критический момент может найти убежище и поддержку. Разрушить эти аварийные запасы природы оказалось просто. Гораздо труднее и дороже встала попытка их восстановить.» — так писал известный советский журналист А. Никитин в своей острополемической статье «Человек в биосфере» (М., 1983).

Мы достаточно много говорили уже о своеобразии болот и реальной пользе, которую они приносят в естественном состоянии. Приведенных данных вполне достаточно, чтобы рассматривать болота столь же ценными природными образованиями, как леса, реки, озера, луга. Нам стала теперь более или менее ясна роль болот в сохранении природного равновесия.
Еще раз попробуем проанализировать, что же происходит с осушенными, но не освоенными болотами и что мы при этом теряем. Прежде всего прекращается торфо-накопление. Значит, мы лишаемся того торфа, который прирастал бы ежегодно, а также растений, дававших полезную продукцию (клюква, морошка.). Потерю ягод легко оценить. Из 400 000 га осушенных болот не освоены 300000 га, из которых ягодными были не менее 10 процентов. При минимальном урожае ягод, равном 50 кг/га, с 30 000 га мы ежегодно получали бы 1500 т ягод, а с учетом потерь — примерно 750 т. В пересчете на деньги это составляет 1,5 млн. рублей в год. Сюда же следует прибавить стоимость лекарственных растений и многое другое, не поддающееся экономической оценке: нарушение рекреационной значимости болот, потери части генофонда растений и стации зверей и птиц и, кроме того, огромные затраты, вложенные непосредственно в осушение. В научной литературе приводятся экономические расчеты сравнительной стоимости продукции ягод — с естественных болот и выращенного леса — с осушенных. Во всех источниках первая цифра больше второй в 2—10 раз!

Сделанные ошибки надо вовремя исправлять и «навести порядок в отношении человека к природе», отмечал чл.-корр. АН СССР Н. И. Пьявченко. Остановиться и оглянуться, оценить сделанное и внести соответствующие коррективы — вот первейшая задача, которая должна решаться сегодня. Нерентабельно в настоящее время на севере таежной зоны осушать верховые сфагновые болота; следует сохранять как можно больше болот с ягодными и лекарственными растениями; должны остаться нетронутыми представители всех типов болот, места гнездования и обитания птиц и животных, весь генетический фонд болот. Если мы потеряем что-либо из генофонда растительного мира болот, то уже никакие достижения науки будущего не помогут их восстановить. Только за счет диких растений мы будем пополнять багаж растений-друзей: пищевых, лекарственных., хотя сейчас мы зачастую и сказать не можем, для чего понадобятся те или иные растения, а тем более рассчитать потери-доходы.
Какое же количество болот необходимо оставить в Карелии в естественном состоянии, чтобы не нарушить природного равновесия и сохранить все разнообразие болот? Мы считаем, что не менее 15—20 процентов от всего торфяно-болотного фонда. Это составит около 700 000 га болот, из них ягодники — не менее 300 000 га.

А сколько сейчас охраняется болот? Пока только около 115000 га, то есть, примерно 3 процента площади всех болот. Поясним, что сюда входит. Первый болотный ягодный заказник был организован на болоте Сегежское в Олонецком районе в 1972 году. Площадь болота 570 га. Значительная часть его занята высокопродуктивными ягодниками с крупноплодными формами клюквы. В 1974 и 1976 годах Совет Министров Карельской АССР утвердил еще три болотных заказника разного назначения: болото (3500 га) в Беломорском районе, около деревни Нюхча, Чуйвнойсуо (1700 га) в Пряжинском районе и система болот Койвуламбисуо (1500 га), к северу от деревни Киндасово. Здесь с 1971 года существует научный стационар, где ведут исследования специалисты Института леса и Института биологии Карельского филиала АН СССР. В 1981 году создан комплексный заказник в Кондопожском районе, где болота занимают 3700 га, а в 1983 году— Костомукшский заповедник (Калевальский и Муезерский районы). Площадь последнего — 47 500 га, в том числе болот — примерно 7000 га. Кроме того, к 1984 году исключено из планов мелиорации 378 болот: объекты науки— типичные и уникальные болота (65 500 га), болота с ягодными и лекарственными растениями (31 100 га).

Заповедники, заказники, природные парки, памятники природы — это разнообразные формы охраны. Природный парк, который предложен нами в Пудожском районе, на восточном берегу Онежского озера, охватит все многообразие природных экосистем южной Карелии. Здесь будут сосредоточены и строго охраняемые территории и места отдыха населения.
Завершить нашу небольшую книгу хочется прекрасными, как музыка, словами П. И. Чайковского: «Могущество страны не только в одном материальном богатстве, но и в духе народа. Чем шире, свободнее эта душа, тем большего величия и силы достигает государство. А что воспитывает широту духа, как не эта удивительная природа. Ее надо беречь, как мы бережем самую жизнь человека. Потомки никогда не простят нам опустошения земли, надругательства над тем, что по праву принадлежит не только нам, но и им».

Литература