Болота раскрывают тайны

 



Использование болот в хозяйственной деятельности человека.

Среди каких песков и мелколесья
Поднимет ночью совесть, а не страх?
И я уеду в глубину Полесья
И повторю, что о болотах песня —
В грядущем это песня о хлебах!
Игорь Шкляревский

 

БОЛОТА —НА СЛУЖБЕ ЧЕЛОВЕКА

 

 

Интерес к использованию болот и торфа возник в России еще при Петре I. В 1703 году, в одной из резолюции, он писал: «Искать всемерно торфу, чтобы было подспорье дровам».
После Октябрьской революции, благодаря личным указаниям В. И. Ленина, активизировалось изучение и разностороннее использование болот. Многие известные ученые уделяли внимание этому вопросу.

В первые годы Советской власти торф добывали в больших объемах на топливо. На нем полностью работали отдельные электростанции, например, Шатурская ГЭС. В годы Великой Отечественной войны торф широко использовался в тепловых электростанциях под Москвой и в осажденном Ленинграде. Во многих селах и городах в годы войны торф был основным видом топлива. И в настоящее время на топливном торфе в СССР работают 80 электростанций и ТЭЦ.
В нашей лесной республике первостепенная задача — повышение продуктивности лесов за счет освоения заболоченных лесов и некоторых типов болот. Уже осушено свыше 500 тыс. га для лесокультур и около 100 тыс. га — для сельского хозяйства. Но, к сожалению, осушенные земли медленно вовлекаются в хозяйственную деятельность. Поэтому проблемой номер один является уменьшение разрыва между осушенными и освоенными землями.

Мелиорация в Карелии Осушение болот


Издавна болота осушают для сельского хозяйства. В этих целях предпочтительны травяные евтрофные, травяно-моховые мезотрофные и некоторые «аапа» болота. На них создаются поля для кормовых культур и многолетних трав — очень важное для Карелии направление, так как у нас мало минеральных земель, пригодных для сельского хозяйства.
Широкое применение в сельском хозяйстве находит и торф — для приготовления органических удобрений, производства торфяных горшочков под рассаду, субстратных торфоблоков, торфодерновых ковров.

Канава для осушения болота Проведенная мелиорация 40 лет назад

А сколько в Карелии торфа? Лишь недавно удалось подсчитать, что его суммарный запас составляет 72 млрд. м3. Из этого количества на низинный торф приходится 28, а на переходный и верховой — 44 млрд. м3. Примерно одна четверть из последней цифры — подстилочный торф малой степени (5—15%) разложения.
Эффективность применения сфагнового малоразложенного торфа в качестве подстилочного материала, а затем— на удобрение значительно выше, чем использование традиционных соломы или опилок. Торфяная подстилка хорошо поглощает газы и жидкость. Слаборазложившийся сухой сфагновый торф, как губка, впитывает воду: 1 кг его может удержать примерно 20 л воды. «Живущие на севере нашей страны ненцы с древних времен помещали своих детей в юртах, перед очагом, на сфагновой подстилке, тем самым сохраняя чистоту, сухость и отсутствие запахов»,— писал В. Ю. Высекерский. Подстилочный торф в животноводстве оказывает антисептическое действие, задерживая гнилостное разложение навоза. В результате молочная продуктивность коров возрастает, привесы молодняка и яйценоскость птиц увеличиваются.
Применение торфяных грунтов в теплицах способствует получению высоких урожаев тепличных культур и более раннему их созреванию. Например, урожай огурцов может достигать 40 кг на 1 м2.

Малоразложенные торфа пригодны для химической переработки. Ряд научно-исследовательских институтов получил из него питательные корма для животных, небелковый заменитель протеина, физиологически активные вещества, кормовые патоки, этиловый спирт. В программе развития торфяной промышленности РСФСР до 1990 года предусмотрены не только производство коммунально-бытового топлива для населения, выпуск новых видов торфяной продукции для сельского хозяйства, включая гранулированные удобрения, товары народного потребления, субстраты для тепличных хозяйств, но и химическая переработка торфа. И сейчас уже на многих заводах и предприятиях ведется химическая переработка торфа. Например, под Ленинградом, на Божиловском заводе, из обезвоженного верхового торфа малой степени разложения вырабатывают этиловый спирт и щавелевую кислоту. На Белорусском заводе «Дукора» из торфа высокой степени разложения получают воск.
Исследования Днепропетровского сельскохозяйственного института показали, что из торфа и углей можно извлекать физиологически активные вещества, например, гумат натрия — производное от гуминовых кислот. Этот препарат повышает сопротивляемость животных неблагоприятным условиям. А сами гуминовые кислоты стимулируют рост и развитие растений, повышают урожаи многих сельскохозяйственных культур.

«В буквальном смысле под ногами нашли идеальный краситель для мебельной промышленности ученые Института торфа АН БССР. Новый краситель — водная вытяжка торфа — в 4—5 раз дешевле обычных»,— сообщает ТАСС («Ленинская правда», 7 сентября, 1984 г.). В отличие от анилиновых красителей, которые дают красно-коричневые тона, краситель из торфа придает мебели орехово-коричневую гамму цветов. Оказалось, что этот краситель перспективен также в обойном и трикотажном производстве.
Из торфа можно получать даже лекарства. Так, препарат «торфот» применяют при малокровии, отравлениях, для регенерации кожи. Его производные снимают симптомы «лекарственной болезни». Препарат «торфэнал» предназначен для лечения различных кожных заболеваний.
Торфы высокой степени разложения (пушицевый, древесный) используют как лечебные грязи. Они пластичны, имеют высокую теплоемкость, малую теплопроводимость, бактерицидны, гигроскопичны. С помощью торфотерапии лечат ревматизм и хронические воспаления. Широкой известностью пользуются габозерские грязи курорта «Марциальные воды».
Из торфа получено средство для очистки рук от масла, сажи, краски, смолы, ржавчины. Оно содержит биологически активные вещества, которые смягчают кожу и способствуют заживлению ссадин и царапин.

Малоразложенный торф хорош и в качестве теплоизоляционных плит, и как идеальный сорбент — поглотитель различных загрязняющих веществ, в том числе тяжелых металлов (свинца, ртути, кадмия) и гербицидов. Поэтому неосушенные сфагновые болота — своеобразные естественные фильтры в природе. Вода, прошедшая через них, не только отличается чистотой, но и лишена болезнетворной микрофлоры.
Сферы применения торфа со временем расширяются. Особенно высокоэффективна комплексная переработка торфа. По сравнению с чисто энергетическим использованием она дает в 15—30 раз больше прибыли. Технология комплексной химической переработки торфа защищена многими авторскими свидетельствами СССР в Белорусском торфяном институте.
Большинство наших болот подстилается сапропелем — озерным илом органического происхождения. Запасы его в Карелии очень велики. Как природный ресурс сапропель не менее ценен, чем торф. В отличие от последнего он образуется в анаэробной среде на дне водоемов — из планктона, бентоса, макрофитов. При его формировании происходят сложные физические, химические, биологические процессы и обогащение минеральными веществами. Внешне сапропель имеет вид желеобразной массы разного цвета — коричневого, серого, оливкового, розоватого, голубоватого. В сапропеле содержатся свыше 15 процентов органического вещества, кальций, фосфор, железо, алюминий и другие элементы. В нем есть много и микроэлементов: марганец, магний, цинк, медь, молибден, кобальт; биологически активные вещества (витамины, стимуляторы роста, гормоны, антибиотики).
Уже сейчас сапропели используются очень широко: для удобрения полей, подкормки свиней, химической переработки и даже в строительстве (сапропелебетон). Применяется сапропель и в бальнеологии. Опыт лечения сапропелевыми грязями показал хорошие результаты при болезнях периферической нервной системы, полиартрите, хроническом гастрите и некоторых других заболеваниях.

В 1962 году во время раскопок средневековой бани в Австрии обнаружили двухметровую ванну для купания в болотной воде (об этом свидетельствовал химический анализ налета на стенках ванны). Возраст же самой древней из известных в мире торфяных ванн— 1364 года. Черной болотной водой лечат и в настоящее время. Действующим началом торфяной грязи и болотной воды является «болотно-грязевый букет», объединяющий все целебные вещества, оставленные в торфе множеством лекарственных трав, корней, стеблей, соков, участвовавших в их образовании.

В австрийском Институте болотоведения сделали серию анализов таких «букетов» и обнаружили растительные остатки или химические соединения валерианы, белены, сабельника, вахты, крушины, жирянки, ятрышника и многих, многих других растений. В них найдена также масса органических соединений: битумы, воск, смолы, жиры, пектины, аминокислоты, кислоты — гуминовые, щавелевая, жирные, дубильные, лигнины, сахара, крахмал, эфирное масло, бальзам, салицилаты, ксилоза и ряд других веществ. Из неорганических составляющих в лечебных торфах обнаружены окислы железа, алюминия, кальция, магния, калия, натрия, кислоты — кремниевая, фосфорная, углекислая; хлор, сульфат, сульфидная сера, нитраты, соли аммония, соединения бора, бария, стронция,титана, циркония, ванадия, хрома, серебра, марганца, золота, йода. Все эти вещества в течение многих тысячелетий, соединяясь и реагируя друг с другом, подвергаясь воздействию бактерий, образовали неповторимый, чудодейственный химический «букет» торфяных грязей и болотной воды.
Много еще нераскрытых секретов хранит болото. Оно — друг и враг одновременно, но по мере раскрытия его тайн оно все больше будет превращаться в друга человека.

Болота имеют право на жизнь